ВОЗВРАЩЕНИЕ ЛЕГЕНДЫ

1 марта 2016

Никола́й Леони́дович Гриша́нов (род. 7 апреля 1960, Гомель, БССР) — советский штангист, культурист и тренер.

Мастер спорта СССР международного класса (1983) по тяжёлой атлетике. Шестикратный чемпион БССР и восьмикратный рекордсмен БССР по тяжёлой атлетике.

Мастер спорта СССР международного класса (1990) по культуризму. Чемпион Европы (1990), четырёхкратный чемпион СССР, двукратный обладатель Кубка СССР (1989, 1990) по культуризму. Победитель Второй матчевой встречи СССР-США (1989) по бодибилдингу.

Спортивная карьера

В 13 лет он увлёкся тяжёлой атлетикой. К шестнадцати годам выполнял нормативы мастера спорта в легком весе. Службу в армии проходил в спортивной роте СКА под руководством Богдановского Фёдора Фёдоровича и Первушина Павла Владимировича, которые помогли Николаю в 19 лет выполнить норматив мастера спорта СССР по тяжёлой атлетике в полутяжёлом весе. После службы в армии в спортивной роте вернулся в родной город Гомель, где продолжил заниматься тяжёлой атлетикой. Но на одной из тренировок получил серьёзную травму — смещение позвоночных дисков. После полугодичного восстановления продолжил заниматься самостоятельно.

В 1981 году Николай выступил на молодёжных играх, где его заметил витебский тренер Владимир Смоляк, который предложил ему перебраться жить и тренироваться в Витебск. За это время он выполнил норматив мастера спорта СССР международного класса, стал шестикратным чемпионом БССР по тяжелой атлетике. Выступал в весовой категории до ста килограммов. Лучший результат, который им был показан на соревнованиях, — 180 килограммов в рывке и 220 — в толчке.

А потом случилось то, что в дальнейшем не позволило Николаю продолжить спортивную карьеру в тяжёлой атлетике. На тренировке во время выполнения толчка штанги с рекордным для него весом он получил разрыв связок четырёхглавой мышцы бедра и отрыв надколенной чашечки правой ноги. Перенёс четыре операций. Год передвигаясь на костылях, с помощью физических упражнений боролся с прогрессирующей дистрофией мышц ноги. После полного восстановления продолжил заниматься тяжёлой атлетикой, выступил на чемпионате Беларуси по тяжелой атлетике, где взял в рывке вес в 170 килограммов, в толчке — 210. Но риск повторной травмы был слишком велик, и Николаю Гришанову пришлось окончательно оставить тяжёлую атлетику.

Но без спорта свою дальнейшую жизнь он не представлял, поэтому перешёл в запрещенный в то время культуризм. В период с 1986-го по 1992 год Николай Гришанов стал четырёхкратным чемпионом СССР, был капитаном сборной СССР тех времён. На пике своей спортивной формы Николай имел бицепс 53 см, за что получил неофициальный статус «Лучший бицепс СССР».

В 1989 году стал победителем Второй матчевой встречи СССР-США (1989) по бодибилдингу, проходившей в Санкт-Петербурге.

Николай был участником первого в истории турне советской сборной по культуризму в США в 1990 году. С 24 июля по 3 августа 1990 года в городах Спокейн, Лос-Анджелес и Сан-Франциско состоялось несколько выступлений советских и американских атлетов. Центральной же была встреча, прошедшая 3 августа в зале калифорнийского университета Беркли.

В апреле 1990 года в Ленинграде на чемпионате Европы по культуризму Николай Гришанов в составе советской сборной завоевал первое место в командном позировании.

Образование

В 1983 году поступил в Витебский государственный педагогический институт им. Кирова, окончил в 1987 году.

Тренерская карьера

С 1983 года Николай занимается реабилитационной, тренерской и консультационной деятельностью по общей и специальной физической подготовке со спортсменами различной квалификации из различных видов спорта.

Подготовил свою сестру Любовь Белову — трехкратную чемпионку мира и четырехкратную чемпионку Европы в IPF Bench Press.

В сезонах 2009/10 и 2010/11 гг. работал тренером по общефизической подготовке на летних предсезонных сборах с ХК «Витебск».

С 2009 года по настоящее время летом проводит предсезонные сборы с хоккеистами КХЛ, ВХЛ и МХЛ, среди которых двукратный обладатель Кубка Гагарина Григорий Панин и обладатель Кубка Гагарина Ринат Ибрагимов, а так же обладатель Кубка Харламова и Кубка Мира Марк Солянкин

С 2014 года по настоящее время работает тренером по общефизической подготовке в команде Молодёжной хоккейной лиги СКА-1946, вместе с которой в сезоне 2014/15 гг. впервые в истории команды завоевал серебряные медали розыгрыша Кубка Харламова 2015 года.

«Дядя Коля» — лирическое отступление

…Жизнь иногда создает такие сюжеты, что, сними их на кинопленку режиссер-документалист, никто не поверит, скажут — выдумал. Откуда я мог знать, направляясь в ресторан ленинградской гостиницы «Россия», что стану свидетелем почти анекдотической сцены в стиле незабвенного О’Генри. (Дело было летом прошлого года, в Ленинград я был командирован на Всесоюзный турнир по атлетизму). В ресторан не попал, путь к ужину мне преградил огромного роста и устрашающего веса метрдотель. Фраза «свободных мест нет» и скучающий вид «метра» не оставляли никаких надежд.

 В это время к заветной двери подошел парень в видавшем виды сером свитере, с усталым, я бы даже сказал, с изможденным лицом.

— Я только что с поезда, — обратился он к стражу ресторанной двери, — хотелось бы чего-нибудь поесть…

— Мест нет, — последовал привычный ответ.

— А может, есть какие-то варианты? — не отступал пришелец.

— Варианты? — «метр» оценивающим взглядом окинул парня. И хотя просторный свитер скрывал фигуру, чувствовалось, что природа не обделила его силой. — Давай поборемся руками. Одолеешь меня — поужинаешь.

Метрдотель был почти на две головы выше и весил по крайней мере килограммов на пятьдесят больше. Соперники сели за стол друг против друга, локти — на поверхности стола, ладони соединились, словно для крепкого рукопожатия.

— Готов? — насмешливо спросил «метр». — Начали!

Дальше произошло нечто неожиданное: щелчок — и рука гиганта-метрдотеля оказалась плотно прижатой к полированной поверхности стола.

— Не понял! — удивленно воскликнул он. — Повторим.

Секунда — и вновь гигант повержен. Еще раз. И вновь рука «метра» прижата к столу.

— Давай попробуем левыми, — не унимался гигант.

Попробовали. Результат прежний. Удивление метрдотеля переросло в восхищение.

— В Ленинграде я поборол всех, — заявил он. — И вот на тебе… Как твоя фамилия? Поддубный? Гаккеншмидт?..

— Гришанов.

grishanov_2.jpg

…Второй раз Николая Гришанова я встретил на сборах сборной команды по атлетизму во время подготовки к чемпионату мира в Австралии. Николай с интересом следил за тренировками лучших атлетов страны, когда что-то ему было не понятно — расспрашивал. А иногда давал советы, к которым атлеты прислушивались. Поскольку никогда раньше я не видел Гришанова среди участников соревнований по атлетизму, то спросил у тренера, кто он такой. Ответ был неожиданным: «Мастер спорта международного класса».

Николай Гришанов, неоднократный чемпион и рекордсмен Белоруссии, входил в юниорскую сборную страны. Выступал в весовой категории до 100 кг, выполнил норматив мастера спорта международного класса. Лучший его результат, показанный на соревнованиях: рывок — 180, толчок — 220 килограммов.

— Тяжелой атлетикой занимался десять лет, — рассказывал Николай. — С 1978 по 1983 год. У меня были неплохие природные данные, и успех за успехом приходил, казалось, сам собой…

Как я понял из рассказа Гришанова, его трагедией стало пренебрежение к одному из основных принципов силовой тренировки: постоянно наращивая взрывную силу мышц, он не уделял должного внимания укреплению связок и сухожилий. И однажды на тренировке, во время толчка штанги рекордного веса, получил разрыв связок четырехглавой мышцы бедра и отрыв надколенной чашечки. Год Николай провел в больнице. Четыре операции. Ему вшили синтетическое сухожилие, но надежд на выздоровление практически не оставалось, встал даже вопрос об ампутации.

Поддавшись настойчивым просьбам Николая, врачи пошли на риск — отменили ампутацию. Фортуна улыбнулась атлету, кризис миновал, здоровье потихоньку возвращалось. Но пришла новая беда — прогрессирующая дистрофия мышц ноги. Остановить этот процесс могли лишь физические упражнения. Лежа на больничной койке. Николай усилием воли заставлял работать мышцы. Завел специальную тетрадку, в которой отмечал количество сокращений: по миллиону в сутки! Он победил, мышцы стали восстанавливаться.

Выписавшись из больницы, Гришанов полгода передвигался на костылях — нога плохо слушалась. «Главное — не сдаваться», — настойчиво повторял он. По нескольку раз в неделю приходил в сауну, где разогревал синтетическое сухожилие и, привязав к ноге тросик, сгибал ногу, разрабатывал мышцы. Окончательная победа пришла в 1985 году, когда он вновь приступил к тренировкам и даже выступил на соревнованиях.

— Впрочем, тогда я понял, что уже никогда не достигну вершин в тяжелой атлетике, — продолжал рассказ Гришанов. — Да и тренеры для себя поставили крест на моей спортивной карьере. Но мне так не хотелось покидать прекрасный мир спорта.

Конечно, тренироваться по программе культуристов гораздо труднее, чем в тяжелой атлетике, где нужна «всего лишь» чистая сила, — объяснял Николай. — Качественная подготовка к атлетическому турниру требует отличной проработки рельефа. Нужна еще сбалансированная диета, которую не так-то просто выдержать. Но черт побери! У меня есть знания, накопленные десятилетними занятиями в тяжелой атлетике, у меня есть огромное желание, наконец, у меня неплохие данные, — он напряг бицепс. Сейчас это самая большая рука в стране — 52 сантиметра. — И, улыбнувшись задорной, открытой улыбкой, добавил: — Атлетической элите придется потесниться, чтобы освободить место бывшему штангисту…

…Третья наша встреча с Николаем Гришановым произошла на всесоюзном турнире по атлетизму в Каунасе. Он вышел в финал и в числе восьми претендентов боролся за звание абсолютного победителя. Он был захвачен азартом борьбы. В его выступлении была страсть, быть может, накопленная тогда, когда он был на грани инвалидности. Гришанов занял второе место. Здесь, в Ленинграде, Николай впервые участвовал в международном матче… Сразу после награждения я подошел к нему, поздравил с победой. Он исступленно повторял лишь одно: «Я вернулся, я вернулся…»

Он вернулся. Вернулся в прекрасный мир спорта. Это было нелегкое возвращение.

Осень 1989г. Николай Гришанов в прямом смысле «достал» Шона Рэя

Матч состоялся в сентябре 1989 года, но на этот раз местом действия стал Спортивно-концертный комплекс им. Ленина. Снова для участия в матче были собраны лучшие советские атлеты, причем основная ставка делалась на Николая Гришанова и Александра Васина.

Американцы же привезли с собой громадного негра Майка Харриса и… Шона Рэя. Да-да, того самого Рэя, который уже многие годы входит в элиту мирового бодибилдинга. Тогда, правда, Шон имел в своем активе лишь победу на чемпионате США и 4-е место на «Ночи Чемпионов», но нас он буквально поразил своими чудовищными объемами, бугристостью мускулатуры и отточенностью линий. Мышцы Рэя казались чем-то нереальным, недостижимым. К счастью, на сей раз руководителям американской делегации хватило сообразительности не включать Рэя в состав американской команды, и он выступал вне конкурса. С остальными же штатниками можно было бороться, что и доказал Николай Гришанов. Он опять блистал великолепной формой, «подведя» ее именно к этому турниру, и не прогадал. Его чудовищные руки, особенно трицепсы, похожие на гигантские подковы, просто потрясали воображение. В раунде произвольного позирования Гришанов даже ринулся сравниваться с Рэем и долго гонял его по сцене. Второе место занял очень ровненький американец Лайонел Рейнджел, а третье досталось еще одному американцу — громадному негру с невероятно массивной спиной, но посредственными ногами, Майку Харрису. Александр Васин стал пятым. …

Спустя 23 года, после этих, будоражащих кровь событий, Николай снова в строю. С самого детства, страстной мечтой, тогда еще совсем юного паренька был хоккей. Имея с сестрой на двоих одни «фигурки» они удивляли всю Гомельскую округу техникой катания, выполняя сложные элементы так ловко, словно учились этому у профессиональных тренеров ни один год. 

Судьба уготовила Николаю путь до хоккея длинною в пятьдесят лет, но мечта не могла не сбыться! И вот теперь Николай готовит ребят к великим свершениям на ледовой площадке, передавая им силу своего духа, могучую волю своего характера и незаурядное атлетическое мастерство!

…Жизнь иногда создает такие сюжеты, что, сними их на кинопленку режиссер-документалист, никто не поверит, скажут — выдумал. Откуда я мог знать, направляясь в ресторан ленинградской гостиницы «Россия», что стану свидетелем почти анекдотической сцены в стиле незабвенного О’Генри. (Дело было летом прошлого года, в Ленинград я был командирован на Всесоюзный турнир по атлетизму). В ресторан не попал, путь к ужину мне преградил огромного роста и устрашающего веса метрдотель. Фраза «свободных мест нет» и скучающий вид «метра» не оставляли никаких надежд.

 В это время к заветной двери подошел парень в видавшем виды сером свитере, с усталым, я бы даже сказал, с изможденным лицом.

— Я только что с поезда, — обратился он к стражу ресторанной двери, — хотелось бы чего-нибудь поесть…

— Мест нет, — последовал привычный ответ.

— А может, есть какие-то варианты? — не отступал пришелец.

— Варианты? — «метр» оценивающим взглядом окинул парня. И хотя просторный свитер скрывал фигуру, чувствовалось, что природа не обделила его силой. — Давай поборемся руками. Одолеешь меня — поужинаешь.

Метрдотель был почти на две головы выше и весил по крайней мере килограммов на пятьдесят больше. Соперники сели за стол друг против друга, локти — на поверхности стола, ладони соединились, словно для крепкого рукопожатия.

— Готов? — насмешливо спросил «метр». — Начали!

Дальше произошло нечто неожиданное: щелчок — и рука гиганта-метрдотеля оказалась плотно прижатой к полированной поверхности стола.

— Не понял! — удивленно воскликнул он. — Повторим.

Секунда — и вновь гигант повержен. Еще раз. И вновь рука «метра» прижата к столу.

— Давай попробуем левыми, — не унимался гигант.

Попробовали. Результат прежний. Удивление метрдотеля переросло в восхищение.

— В Ленинграде я поборол всех, — заявил он. — И вот на тебе… Как твоя фамилия? Поддубный? Гаккеншмидт?..

— Гришанов.

grishanov_2.jpg

…Второй раз Николая Гришанова я встретил на сборах сборной команды по атлетизму во время подготовки к чемпионату мира в Австралии. Николай с интересом следил за тренировками лучших атлетов страны, когда что-то ему было не понятно — расспрашивал. А иногда давал советы, к которым атлеты прислушивались. Поскольку никогда раньше я не видел Гришанова среди участников соревнований по атлетизму, то спросил у тренера, кто он такой. Ответ был неожиданным: «Мастер спорта международного класса».

Николай Гришанов, неоднократный чемпион и рекордсмен Белоруссии, входил в юниорскую сборную страны. Выступал в весовой категории до 100 кг, выполнил норматив мастера спорта международного класса. Лучший его результат, показанный на соревнованиях: рывок — 180, толчок — 220 килограммов.

— Тяжелой атлетикой занимался десять лет, — рассказывал Николай. — С 1978 по 1983 год. У меня были неплохие природные данные, и успех за успехом приходил, казалось, сам собой…

Как я понял из рассказа Гришанова, его трагедией стало пренебрежение к одному из основных принципов силовой тренировки: постоянно наращивая взрывную силу мышц, он не уделял должного внимания укреплению связок и сухожилий. И однажды на тренировке, во время толчка штанги рекордного веса, получил разрыв связок четырехглавой мышцы бедра и отрыв надколенной чашечки. Год Николай провел в больнице. Четыре операции. Ему вшили синтетическое сухожилие, но надежд на выздоровление практически не оставалось, встал даже вопрос об ампутации.

Поддавшись настойчивым просьбам Николая, врачи пошли на риск — отменили ампутацию. Фортуна улыбнулась атлету, кризис миновал, здоровье потихоньку возвращалось. Но пришла новая беда — прогрессирующая дистрофия мышц ноги. Остановить этот процесс могли лишь физические упражнения. Лежа на больничной койке. Николай усилием воли заставлял работать мышцы. Завел специальную тетрадку, в которой отмечал количество сокращений: по миллиону в сутки! Он победил, мышцы стали восстанавливаться.

Выписавшись из больницы, Гришанов полгода передвигался на костылях — нога плохо слушалась. «Главное — не сдаваться», — настойчиво повторял он. По нескольку раз в неделю приходил в сауну, где разогревал синтетическое сухожилие и, привязав к ноге тросик, сгибал ногу, разрабатывал мышцы. Окончательная победа пришла в 1985 году, когда он вновь приступил к тренировкам и даже выступил на соревнованиях.

— Впрочем, тогда я понял, что уже никогда не достигну вершин в тяжелой атлетике, — продолжал рассказ Гришанов. — Да и тренеры для себя поставили крест на моей спортивной карьере. Но мне так не хотелось покидать прекрасный мир спорта.

Конечно, тренироваться по программе культуристов гораздо труднее, чем в тяжелой атлетике, где нужна «всего лишь» чистая сила, — объяснял Николай. — Качественная подготовка к атлетическому турниру требует отличной проработки рельефа. Нужна еще сбалансированная диета, которую не так-то просто выдержать. Но черт побери! У меня есть знания, накопленные десятилетними занятиями в тяжелой атлетике, у меня есть огромное желание, наконец, у меня неплохие данные, — он напряг бицепс. Сейчас это самая большая рука в стране — 52 сантиметра. — И, улыбнувшись задорной, открытой улыбкой, добавил: — Атлетической элите придется потесниться, чтобы освободить место бывшему штангисту…

…Третья наша встреча с Николаем Гришановым произошла на всесоюзном турнире по атлетизму в Каунасе. Он вышел в финал и в числе восьми претендентов боролся за звание абсолютного победителя. Он был захвачен азартом борьбы. В его выступлении была страсть, быть может, накопленная тогда, когда он был на грани инвалидности. Гришанов занял второе место. Здесь, в Ленинграде, Николай впервые участвовал в международном матче… Сразу после награждения я подошел к нему, поздравил с победой. Он исступленно повторял лишь одно: «Я вернулся, я вернулся…»

Он вернулся. Вернулся в прекрасный мир спорта. Это было нелегкое возвращение.

Осень 1989г. Николай Гришанов в прямом смысле «достал» Шона Рэя

Матч состоялся в сентябре 1989 года, но на этот раз местом действия стал Спортивно-концертный комплекс им. Ленина. Снова для участия в матче были собраны лучшие советские атлеты, причем основная ставка делалась на Николая Гришанова и Александра Васина.

Американцы же привезли с собой громадного негра Майка Харриса и… Шона Рэя. Да-да, того самого Рэя, который уже многие годы входит в элиту мирового бодибилдинга. Тогда, правда, Шон имел в своем активе лишь победу на чемпионате США и 4-е место на «Ночи Чемпионов», но нас он буквально поразил своими чудовищными объемами, бугристостью мускулатуры и отточенностью линий. Мышцы Рэя казались чем-то нереальным, недостижимым. К счастью, на сей раз руководителям американской делегации хватило сообразительности не включать Рэя в состав американской команды, и он выступал вне конкурса. С остальными же штатниками можно было бороться, что и доказал Николай Гришанов. Он опять блистал великолепной формой, «подведя» ее именно к этому турниру, и не прогадал. Его чудовищные руки, особенно трицепсы, похожие на гигантские подковы, просто потрясали воображение. В раунде произвольного позирования Гришанов даже ринулся сравниваться с Рэем и долго гонял его по сцене. Второе место занял очень ровненький американец Лайонел Рейнджел, а третье досталось еще одному американцу — громадному негру с невероятно массивной спиной, но посредственными ногами, Майку Харрису. Александр Васин стал пятым. …

Спустя 23 года, после этих, будоражащих кровь событий, Николай снова в строю. С самого детства, страстной мечтой, тогда еще совсем юного паренька был хоккей. Имея с сестрой на двоих одни «фигурки» они удивляли всю Гомельскую округу техникой катания, выполняя сложные элементы так ловко, словно учились этому у профессиональных тренеров ни один год. 

Судьба уготовила Николаю путь до хоккея длинною в пятьдесят лет, но мечта не могла не сбыться! И вот теперь Николай готовит ребят к великим свершениям на ледовой площадке, передавая им силу своего духа, могучую волю своего характера и незаурядное атлетическое мастерство!

Рубрика: Новости